Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

оля

главное - не отвлекаться

отвлечешься хотя бы на одну секунду и все, пропал. о чем говорят, что за метафоры, при чем тут пошлость. 

очень здорово курсы арзамаса прокачивают скил активного слушания, а александр долинин вообще суровый чувак, с ним не забалуешь и не догадаешься по контексту, о чем говорим.

кроме того, что понятно о ком, о набокове.

рассказывая про "приглашение на казнь", александр напомнил, что набоков разумеется читал роман замятина "мы", так что "приглашение на казнь" стоит рассматривать именно через призму будущего в прошлом от замятинского «мы».

это меня поразила.

дело в том, у меня с замятином тоже "было" в мои лет тринадцать, когда я предприняла свою первую и последнюю попытку написать фантастический классический рассказ. естественно, антиутопию. 

почесав рыжую репу, я придумала "луч любви". далеко от "мы" не уходила: если в "мы" всем "прижигали" нервный узел творчества и изобретательности, куда входят свобода мысли и осознание собственного я, то в моем "луче радости" выжигали именно любовные чувства.

разбили тебе сердце, а ты хоп к ним в институт, и как новенький. ничего не чувствуешь, хоть и вроде все помнишь. 

звучит чертовски заманчиво, нет? 

еще на третьей странице я сообразила, что писатель я наверняка талантливый, но ленивый. короче, решила не продолжать писательскую карьерную линию.

_

возвращаясь к набокову: у набокова было очень чуткое понимание пошлости.

"пошлость" - это огромное понятие, огромное.

Collapse )
оля

перепост

про нашумевшую историю с РДКБ.
мне просто впервые стала понятна ВСЯ история, а не только позиция мамы ребенка.

только вот и врачей можно понять, друзья мои.
не самые плохие врачи у нас. ох, не самые.
при этой жуткой системе здравоохранения, так вообще отличные.

а что касается хамства младшего медперсонала, так у меня простая позиция - недопустимо.

недопустимо жестокое отношение к детям в детских домах, потому как мало персонала, недопустимо низкая квалификация учителей, потомку как низкая зарплата, недопустимо хамство по отношению к больным и их родственникам.

но чтоб это было и вправду недопустимо - необходимо помогать. медстестрам, детским домам, учителям.
не только требовать от них, но и помогать. 
потому что только слепому не видно, что государство не справляется. 

необходимо создавать фонды, поднимать планку, создавать условия для нормального рабочего процесса, увольнять профнепригодных.
иными словами - проявлять активную гражданскую позицию.
и не тогда, когда это коснулась вас лично, а тогда, когда вы сказали себе - это недопустимо.

так и не допускайте.
оля

эмне или держите при себе свою внутреннюю монголию

пишу натате, что замечательно выгляжу.
ну пришли хоть одну фоточку, хоть один пруфпик, попросила она. ведь серый чудесно фотографирует.

что вам сказать, нет пророка в родном отечестве - как из моего пупусичка жабеночка серый одним нажатием кнопки сделал ЭТО, я не понимаю.
натата, там вторая фоточка с качеством чуть получше, но на ней красные глаза. я попробовала убрать эффект красных глаз, получилось чуть хуже, чем было до того, как я решила вмешаться.
попросила серого исправить, но он сказал, что теперь - это шедевр, и портить его он не смеет.

Image and video hosting by TinyPic

Collapse )

немножко маминой гордости - жаба научился делать ладушки.
попрежнему ноль зубов, волос, ползаний и всего прочего, но я уже убедила себя, что он гений и обратной дороги нет.
позавчера сидим, смотрим все втроем телек (блаблабла, очень вредно для детей).
чуть ли не декстера.
так вот, сидим, и тут серый говорит - надо бы ему школу начать присматривать.
это, говорю. прям щаз? ему семь месяцев. может быть имеет смысл подождать до года?
мне нужна такая школа, размечтался серый, чтоб после нее он мог поступить в любой университет лиги плюща.
если он в меня, успокоила я серого, то куда не отдавай - бисер перед свиньями. точнее, свиньей, в нашем случае.
тут жаба рассмеялся, как я неоднократно упоминала, у него феноменальное чувство юмора.
стало быть, он в меня.
эх.
оля

мама подует все пройдет

где я?

где я пятнадцати лет, стою возле школы, курю сигарету, переживаю из-за нелепого пуховика и люблю федю.
кроме пуховика на мне еще, признаемся, морковная помада.
мимо проходит марьвалентина, ненавистная математичка. - о, журавская, опять куришь? тебе совершенно не идет эта помада.
сука, думаешь ты. сука, ну вот же сука. 
а что хуже всего - она абсолютно права.
федя, к слову, проходит мимо с гулей и леной, не поворачивая головы.

где я восемнадцати лет? в голубых джинсах, платформах и розовой кофточке, такой короткой. 
я стою возле института, курю, переживаю: новые джинсы, платформы и кофту мне купила мама буквально вчера. к этому шла целая предыстория - я рассталась с яном. в очередной раз, а переживаю как в первый.
мама ненавидит его, поэтому для нее наше расставание - повод праздновать. она предлагает мне пойти и прибарахлиться, а я соглашаюсь.
внутри меня неприятно, мне кажется, что если я пойду и куплю себе что-нибудь, то мы больше никогда не помиримся.
теперь я стою и курю, прогуливая очередную пару, вся в обновках, и чувствую себя неудобно перед мамой -  а что, если мы помиримся? может лучше снять и не носить?

где я двадцати четырех? кручу в руках телефон. напишет, не напишет? а я что? отвечу? а потом что? господи, женат, а.
а потом лежу у тебя в руках, у тебя в кровати, позже - в нашей и думаю - господи, а теперь что? вот сейчас, когда все мои желания, теперь как?

никого из нас не осталось.
оля

снова здравствуйте


с вами говорит девушка с жемчужной сережкой.
сережка, привет, кинь денег на телефон!

вот три картинки, которые поголовное число моих друзей уже видели у настены.

секрет прост:
фотография - это магия и надувательство.

хотите, чтоб вас так отмагичили и надули - все к настене, она принимает заказы.

в такие минуты я безумно жалею, что удалила свою анкету на одноклассниках. иногда приятно повесить сто тридцать три прекрасных фотки и посмотреть на реакцию школьных подружек.
но нет, нет, увы. у меня есть моральные принципы. кто бы мог подумать.

Collapse )
оля

бумажные письма ляле

такие сны, что впору вешаться, да, лялипопс? 

сегодня ездила на конюшню, а кругом красиво. деревья эти разноцветные, облака, небо. даже солнышко давали. холод, как ты понимаешь, собачий.
я не вылезаю из рейтуз. серых, как в детстве, только без штрипок.
помню: мне исполнялось двенадцать, пришло много гостей, подарки дарили, все дела.
тут бабушка оля моя покойная со свертком нарисовывается и дарит этот кошмар, приговаривая - тепленькие, попу простужать девочкам нельзя.
и вот ты идешь в школу, даже нравится как сидит школьная форма, белый воротник, ранец такой модный. и эти ужасные рейтузы, этот несмываемый позор поверх колготок с тонкими лапами внутри.

а теперь вот, ляля, не вылезаю из примерно таких рейтуз. вся разница - они не советские, а из любимого амберкромби, бабушки вот уже пятнадцать лет как нет, мне двадцать восемь, а лапки, прямо скажем, потолще.

к чему я это? ты вернулась из берлина и я начинаю брать билеты. закупайся блинцез, с тебя завтрак.  
оля

каша

по утрам лондон похож на проснувшегося ребенка. я надеваю самую теплую шерстяную кофту, чтобы забыть куртку в номере гостиницы. мы берем такси, в девять десять выкуриваем по последней, а в девять пятнадцать расходимся по классам. на прощание я целую его в табачные губы.
 
мы обедаем в иранском ресторане, расположившемся по соседству со школой. свежий хлеб, мясо ягненка, сливочное масло, растекшееся по рису, и красные специи. на десерт подают чай,  я замечаю, что чайник лопнул. оу, говорит хозяин заведения, я принесу другой, но уж ты не ломай и его, прошу, улыбается всеми своими иранскими усами, да лысым черепом.
 
в пабе, где собрались студенты школы, я, разумеется, напилась. господи, какой же у всех случается прорыв после третей пинты лондонской гордости, замечает девушка по имени жаклин. в это самое время группа людей, оккупировавших барную стойку, начинает петь. что это за люди, интересуюсь я у жаклин. это итальянцы, охотно отвечает незнакомец, расположившийся по другую сторону дивана. они поют, потому что они итальянцы, продолжает он. о чем они поют, спрашивает жаклин. о том, что они итальянцы, объясняет незнакомец. заинтересованно молчу. я итальянец, признается незнакомец, но не пою.
 
не помню, чья вина, но разговор таки свелся к литературе. кого следует почитать, то и дело спрашивали друг друга невменяемые студенты. почитайте отца и мать своих, дипломатично отвечали бывалые. конечно, нудные люди вроде меня охотно давали рекомендации, имена и фамилии. я, совершенно уже потеряв связь с реальностью, помню, что объясняла миловидному японцу особенный гений чехова, внимание к деталям и умение растворить сахар в стакане с чаем так, что почувствуешь сладковатый привкус.  впрочем, итальянец изнасиловал нас своим данте.
 
иностранцы – хорошие люди. снисходительные.
оля

na derevnu dedushke

спешу сообщить вам, что у меня все хорошо. весь день изучала английский, и это только начало. завтра, представляете, буду изучать английский, а день через завтра, простите, очень волнуюсь, я буду изучать английский. я изучаинг английский все свое свободное время.

по вечерам после школы делаю домашнее задание. сначала свое, а потом сережино а потом сережино. да не просто так! поди, объясни этому мужчине все перипитии present perfect (prosto pizdec)  и past perfeсt (proshli pizdec). на future perfect не хватило виски. ведь мало того, что  он требует объяснений, он еще и требует внятных объяснений и смеет мне не верить! прошу его по возможности зазубрить всю английскую грамматику. сопротивляется.

чуть не развелись на согласовании времен.

а так у меня все хорошо. в школе очень здорово. кроме меня в группе есть китайская девочка, японская девочка, грузинский мальчик, бразильянка и что-то типа хинди, но без звезды в лобешнике. по английский говорит только преподаватель, но уже с немыслимым акцентом. или мне кажется? а ведь у меня группа для продвинутых дебилов.

а так у меня все хорошо. после школы решили заехать в какой-то магазин. для развлечения. и что бы вы думали? таксист нас привез вместо якиманки на знаменку. ну, это я вам штоб понятней. тут другие улицы какие-то. тем не менее, он нас дважды привез на знаменку, и один раз в тушино. 

а так все хорошо. начало занятий в восемь утра.
забери меня отсюда, тятечка.

оля

про соперничество

однажды мне было шесть лет и было у меня два мальчикадруга. один по кличке андриан, невысокого роста с кудрявой головой, очень похожий на ленина младшего, с которым наша дружба начлась с того, что я шутки ради попросила его снять шатны, на что он отрезал - у меня еще маленький, и я его сразу зауважала. андриану нравилась девочка марина из их одесской школы. девочка марина представлялась мне шалавой, так как нравилась еще и второму мальчикадругу - глебу. в те далекие времена я полагала (и полагаю до сих пор), что шалава – это девочка, которая нравится многим мальчикам.

андриан с глебом слезно умоляли познакомить их с мариной. как я могу вас с ней познакомить, если я сама ее не знаю, удивлялась я, но они были настойчивы и обещали поколотить. марина, подошла я к марине, меня зовут олей и я хочу с тобой дружить. (у меня свело зубы от такого подхалимства, но я с детства была хорошим другом). а что у тебя есть, спросила марина? у меня есть красная резиночка, ответила я и посмотрела с триумфом. но нас же всего двое, удивилась марина, как мы будем прыгать? попросим мальчиков постоять вместо столбиков, предложила я.

пятую (до пояса) прыгать было легко, все сложности начались, когда начали прыгать шестую (по шею). делалось это так: сначала ногами вне, потом внутрь, потом вне, потом переворот после которого наступить на резинку. кабаева отдыхает. марина прыгала первой, а я второй. прыгала марина неплохо, но ошиблась в одном месте, и резиночка выскочила из под пятки. я отпрыгала чисто, после чего попрощалась со всеми и объяснила, что мне пора. я провожу тебя, сказал андриан. нет, я ее провожу, возразил глеб, и они приступили драться, а мы кинулись их разнимать. женихи и невеста тили тили тесто, завистливо прогундела марина, и ушла восвояси. а пошли пугать бабку бешку, предложила польщенная я, и мы пошли.
оля

так, просто

а начальник новый пробовал поступать в ЦРУ в далекие года
и поступил, говорит. они мне письмо прислали, дескать, вы удачно прошли экзамены, сожгите данное письмо после прочтения.
я, соответственно, сжег его в тостере. тут пиходит моя мама, унюхивает запах и спрашивает: марк, а тебе никаких писем из ЦРУ не приходило?


да, кстати, позвоните родителям.



Collapse )